Мы переводим

Открыт набор!

Новинки в медиатеке
Меню сайта
Книги серии
Авторы
Школа Дом ночи
Персонажи
Другие серии книг
Медиатека
Творчество
Главная » Медиатека » Творчество » Фанфикшн по др. книгам о вампирах

«Жестокие Игры»

Категория: Фанфикшн по др. книгам о вампирах
23.02.2012, 21:38, добавил: Искандра
просмотров: 1042, загрузок: 0 , комментарии: 1 , рейтинг: 5.0/2

Первая глава.

Сегодня День Жатвы. Я понимаю это, еще не проснувшись. Открыть глаза оказывается не так просто, быть может, если их не открывать то этот день пройдет, как страшный сон. Со стороны кухни доносятся звуки, значит, отец уже встал. Сегодня для него нелегкий день. Три сына, одному из которых ничего не грозит – не плохой расклад, и, тем не менее, он всегда сам не свой в этот день. Быть может, потому что он переживает за всех детей в нашем дистрикте. Понятное дело никто не заслуживает  участи трибута. 

Я, наконец, открываю глаза, и тусклое солнце пробивается сквозь занавески, попадая на мою грудь. Несколько секунд я смотрю на безграничное серо-голубое небо, как будто жду чего-то, а затем со вздохом встаю с постели. День Жатвы объявлен праздником. Я усмехаюсь. По крайней мере, для двух семей, которые отправят своего ребенка на бойню – это точно не будет праздничным событием. Другие возможно будут праздновать. Не мы. Отец никогда не позволял уделить этому событию хоть каплю своего времени. Хотя мать считает по-другому. Иногда я не понимаю, как они могли поженится, настолько  они по-разному смотрят на вещи. 

Услышав звонок в дверь, я спускаюсь в прихожую и открываю дверь. На пороге стоит черноволосый парень. Я знаю его.  Гейл. Хороший парень, но  я ощущаю укол ревности и не очень приветливо говорю: «Привет!».

Я знаю, зачем он пришел и зову отца. Отец говорит, что он ловкий и смелый юноша, раз решает бороться против Капитолия, пусть и таким своеобразным методом. Конечно, говорит он это только мне, когда никто не слышит. За такие слова можно и поплатиться жизнью. Но я могу лишь думать о том, что Гейл видеться с Китнисс. Девушкой, в которую я влюблен с пяти лет.  Я знаю о том, что они вместе ходят в лес, в общем-то, запрещенное место, находящееся сразу же за территорией Дистрикта -12. Они оба живут в том районе и обоим ничего другого больше не остается. Я захожу на кухню и жду отца, который заходит с прекрасной белкой, только-только освежеванной. Отец их любит. Это единственный способ получить хоть какое-то мясо, так что миротворцы сквозь пальцы смотрят на их с Китнисс промысел. По крайней мере, я так надеюсь.

- Прекрасная белка, - говорит отец, и я киваю, беря со стола кусок черствого хлеба. Немного подгоревший, на вкус он оказывается не так плох. И хоть желудок сводит от страха перед сегодняшним днем, я уговариваю себя поесть. Отец как-то странно смотрит на меня. На кухне никого нет, поэтому он наклоняется, и я вижу его встревоженное лицо перед своим.

- Твое имя всего на 5 листках, - говорит он, срывающимся голосом, и я не знаю, кого он успокаивает больше: себя или меня.

- Да, пап, - просто отвечаю я, - но не всем так повезло.

Я снова возвращаюсь к мыслям о Китнисс. Вообще я стараюсь о ней не думать. Вот уже 11 лет не могу побороть себя и свой страх, и просто заговорить с ней. Думаю, она избегает меня. По крайней мере, всегда отводит взгляд. Теперь я не могу не думать о том количестве листков с ее именем.  Сколько их? Десять? Двадцать? У нее ведь есть сестра, милое создание и ей уже 12, значит, она тоже участвует. 

Отец ничего не говорит, а лишь покачивает головой. И правда, что тут сказать? Панем, выросший на месте разрушенной катаклизмами Северной Америке, с его столицей Капитолием вершит нашу судьбу. Мы ничего не можем  сделать. Ослабленные и разрозненные нам остается лишь принимать ту кару, доставшуюся нам от предков, в память о восстании, которое они проиграли. Раз в год, в день Жатвы, каждый  дистрикт должен представлять по одному юноше и одной девушке для участия в Голодных играх. Играх, в которых выживет лишь один. Расклад совсем не в пользу детей. Двадцать четыре трибута помещают на арену – каждый год, это что-то новое, и там им приходится убивать друг друга, пока не останется один – победитель.  Капитолий называет эти игры – спортивным соревнованием. Победа, в котором дает и трибуту и его дистрикту несколько видимых и ощущаемых бонусов. Вот только для таких бедных дистриктов, как наш – это означает верную погибель. В некоторых других дистриктах – стать трибутом очень почетно и люди борются за это. У нас это самоубийство.

Я стараюсь перестать думать об этом.  И перестать думать о той несправедливости, как той, что некоторым, особенно бедным подросткам, приходится брать тессеры, увеличившие их шанс попасть на игры. Мне стыдно, что мне они не нужны.  Хоть и я осозную, что моей вины в этом нет, во всем виноват Капитолий.  По крайней мере, единственно, что действительно он не может отобрать – это наш дух и свободу мысли.

Время летит быстро, и в час дня мы выходим из дома. На мне рубашка из белой ткани, названия которой я и не вспомню сейчас. Мать натаяла на нарядной одежде, хотя кому какое дело до того, как мы выглядим. Нас ведут на бойню. Все мысли крутятся вокруг Жатвы, и я с трудом осознаю, что рядом со мной сейчас будут находиться несколько сотен детей и подростков, которые будут, в равной степени, страшится за свои жизни. Жатва проходит на городской площади. Мне часто приходится там бывать – разносить хлеб. Но раз в год – это место становится почти зловещим. Вокруг несколько десятков телевизионщиков, камеры которых нацелены с крыш ближайших зданий, на трибутов и на постамент, где уже расположился мэр и Эффи Бряк.  Я даже морщусь при ее виде. Капитолийцы, как попугаи, которых я видел в старых картинках, сохранившихся до наших дней со времен былых дней. Сегодня она с розовыми волосами и я уверен, что это парик. Я думаю, она мечтает о более престижном дистрикте, но мне ее ничуть не жаль.

Отметившись у чиновника, который заодно ведет перепись населения – я прохожу к своему месту. Нас всегда строят группами по возрастной категории на огражденных веревками площадках. Старшие впереди, те, кто младше – сзади. Те временем люди все пребывают и пребывают. Взглядом я нахожу Китнисс. Она сегодня выглядит еще красивей, чем всегда. Красивое голубое платье и искусно заплетенная коса. Я хочу сохранить ее образ, на случай если мое имя будет выбрано и я никогда больше не смогу увидеть ее лицо. 

Когда часы бьют два, Мэр начинает свою речь. Многие знают ее наизусть. Всех без исключения заставляют смотреть Жатву и игры. Мэр перечисляет историю Панема и мне хочется закрыть уши и снова оказаться дома. Но все стоят, как оловянные истуканчики. Любое своеволие карается слишком строго.

-Это время раскаяния и время радости, - нараспев возглашает мэр.

Далее он говорит о прошлых победителях. Их было всего двое, один из которых – Хеймитч Эбернети. Я смотрю прямо на него. Он выходит на сцену, пошатываясь и горланя что-то невразумительное. Падая на третий стул, подготовленный специально для него, он старательно пытается облапать Эффи. Определенно ей хотелось бы оказаться сейчас в другом дистрикте. Но эту женщину не удается смутить. Как всегда бодрая и неунывающая, она выходит к кафедре и провозглашает свое фирменное: «поздравляю с Голодными играми! И пусть удача будет на вашей стороне!»

Видимо она твердо считает, что это удача попасть на арену и учиться убивать или вовсе быть убитым. Я снова ищу взглядом Китнисс. Она смотрит куда-то в сторону. Я прослеживаю ее взгляд. Ну конечно, Гейл. Чувствую укол ревности и пытаюсь отогнать его. Как можно ревновать девушку, когда не смог даже подойти к ней. И тут на меня накатывает волна паники. А что если мое имя вытащат? Я так и не смогу сказать ей «привет». Не смогу сказать, что она сильная, отважная и что, когда она поет, все птицы умолкают и слушают ее.

Пора тащить жребий. Как обычно, Эффи взвизгивает: «Сначала, дамы!» и семенит к девичьему шару. Сердце замедляет свой ход. Я стою, практически не дыша. 

«Только не Китнисс, только не Китнисс».

Такие долгие секунды и тут ясный голос произносит имя. И я не знаю, что может быть хуже. Потому что это и правда, не Китнисс. Это Примроуз Эвердин. Ее младшая сестра. Милая, маленькая Прим.  Мой отец часто рассказывал, какая милая эта девчушка – Прим. Я смотрю, как малышка идет к трибуне. В  ее глазах застыл страх. 

«Это несправедливо. Неправильно!» - хочется крикнуть. Вся площадь загудела. Это ужасно, когда выпадает жребий таким маленьким. И самое важное, я не представляю, что будет теперь с Китнисс. Снова нахожу ее взглядом и поражаюсь решимости в ее взгляде.

-Прим! – кричит она сдавленным голосом, - Прим!

Нет. Нет.

Она бежит за сестрой, и толпа расступается перед ней и догоняет ее прямо у ступенек.

-Есть доброволец! – выпаливает она, - Я хочу участвовать в Играх.


Комментарии оставили: 1
0  
1 Флавия   (08.03.2012 04:13) [Материал]
Ты просто умничка!!!У тебя классно получитается!!!Жду продолжения!!!)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Фанфикшн [86]
Собственные произведения [427]
Фанфикшн по др. книгам о вампирах [186]
Стихи [471]
Конкурсные фанфики [16]
Follow me
Конкурсы
скоро...

Мини-чат
* Ccылки на посторонние ресурсы сторого запрещены!!!
* Финальная книга "Искупленная (Redeemed)" на русском языке выйдет в 2015 году.
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Зарег. на сайте
Всего: 16136
Новых за месяц: 0
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0
Из них
Администраторов: 2
Супер-модераторов: 1
Модераторов: 2
VIP: 15
Переводчиков: 1
Творцов: 1
Проверенных: 1904
Недолеток: 14210
Из них
Парней: 4230
Девушек: 11905
Поиск
House of Night Top
Рейтинг вампирских сайтов РуНета
Наш опрос
Кто сможет уничтожить Неферет?
Всего ответов: 921
Дом Ночи ☾ Design by Barmaglot ☾ Гостевая книгаИспользуются технологии uCoz
При копироавнии материалов сайта активная ссылка на источник обязательна! Сайт является некоммерческим проектом. Все права принадлежат авторам - Ф.К. и Кристин Каст.
Материалы, представленные на сайте, предназначены только для ознакомления.
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг вампирских сайтов РуНета


Вверх