Мы переводим

Открыт набор!

Новинки в медиатеке
Меню сайта
Книги серии
Авторы
Школа Дом ночи
Персонажи
Другие серии книг
Медиатека
Творчество
Главная » Медиатека » Книги о вампирах и не только » Переводы

27 апреля 1893 год (Часть 1)

Категория: Переводы | Теги: Проклтие Неферет
07.06.2014, 13:01, добавил: _Anastasiya_
просмотров: 1025, загрузок: 0 , рейтинг: 5.0/1

27 апреля, 1893 год
Личный Дневник Эмили Вейлор

Я с трепетом начинаю эту запись в дневнике. Я чувствую, что меняюсь. Надеюсь, что эти изменения к лучшему, но, признаюсь, я не уверена, что это так. На самом деле, если писать абсолютно откровенно, я должна признать, что даже само значение слова "надежда" для меня изменилось.
Я так растеряна! И очень, очень боюсь.
Я уверена только в одном – я должна покинуть дом Вейлоров любым способом. Артур Симтон предоставил мне логичную и безопасную возможность бегства, и я с ним согласилась.
Я не тот легкомысленный ребенок, каким была восемь дней назад, после той первой ночи, когда мы разговаривали с Артуром. Я все так же считаю его добрым и очаровательным и, конечно же, красивым. Мне кажется, я могла бы полюбить его. В моих руках прекрасное будущее, так почему же я чувствую растущую внутри себя холодность? Неужели страх и отвращение к отцу начали меня портить?
Я содрогаюсь от этой мысли.
Возможно, рассмотрев события последних дней, я найду ответы на свои вопросы.
Встреча с Артуром в саду действительно изменила мой мир. Неожиданно, субботний торжественный ужин перестал быть чем-то, чего я боялась - теперь я считала оставшиеся до него часы. Я полностью погрузилась в меню, в украшения, в каждую крошечную деталь моего платья.
Планировавшийся ужин из пяти блюд, которые я неосмотрительно приказала повару воспроизвести из старых маминых книг о приемах, совершенно изменился. Вместо этого, я лихорадочно рылась в своих воспоминаниях, жалея, что не уделила больше внимания- на самом деле никакого внимания-, тем моментам, когда мама с отцом обсуждали особенно роскошные ужины, на которых они присутствовали в течение года, прежде чем ей пришлось оставить общество из-за беременности. Наконец, я вспомнила, что даже отец похвалил исключительный ужин в Клубе университета, организованный в честь архитектурной выставки, который спонсировал его банк. Я послала Мэри, чья сестра была одной из множества поваров университетского Клуба, чтобы взять копию меню. И я была приятно удивлена, когда она вернулась не просто со списком блюд, но и вин, которые должны к ним подаваться. Повар, который, как мне казалось, до тех пор в основном считал мои попытки составить меню жалкими и смешными, начал смотреть на меня с уважением.
Затем, я изменила оформление и украшение. Мне хотелось принести в дом сад, чтобы напомнить Артуру о проведенном вместе времени, поэтому я руководила садовниками, срезавшими охапки ароматных лилий- старгейзер[1], хотя и не тех, что росли вокруг фонтана. Я также приказала им собрать камыши и занавеси плюща с болотистого берега озера. Потом я начала заполнять вазы лилиями, камышом и вьющимся плющом, надеясь, что Артур все это заметит.
И, находясь в центре вихря своей творческой деятельности, я поняла нечто невероятно интересное: чем более требовательной я становилась, тем больше людей со мной считалось. Раньше я ходила по дому Вейлоров на цыпочках, словно робкий призрак девушки, теперь я шла решительной походкой, уверенно отдавая приказания.
Я продолжаю учиться. Этот урок я считаю одним из наиболее важных. Возможно, этот способ управления миром вокруг меня лучше, чем мамин. Она использовала свою красоту и свой нежный приятный голос, чтобы уговаривать и упрашивать - таким был ее метод. Я поняла, что предпочитаю более властный подход.
Что было со мной не так? Что это за холод, который, как я чувствовала, распространялся внутри? Как может быть неправильным обретение уверенности и контроля?
Правильно или нет, я использовала это вновь открывшееся мне знание, когда выбирала платье. Отец, разумеется, приказал мне снова надеть одно из маминых платьев из зеленого бархата.
Я отказалась.
О, я была не настолько глупа, чтобы отказать ему напрямую. Я просто отвергла все мамины зеленые бархатные платья, которые предложила мне Мэри. Там, где раньше она настояла бы, а я уступила, моя новая позиция вызвала у нее недоумение.
―Но, девочка, вы должны надеть одно из платьев вашей матери. Ваш отец на этом настаивал, ― запротестовала она в последний раз.
―Я выполню просьбу отца, но на моих собственных условиях. Я - хозяйка дома Вейлоров, а не кукла, которую можно одевать. ―Я подошла к своему шкафу и вытащила из дальнего угла платье, которое планировала надеть на свой дебютный бал. Оно было из кремового шелка, с юбкой, украшенной каскадами вышивки в виде плюща. Лиф, хотя и скромный, был в складку, так же, как юбка, а тонкость талии подчеркивалась, так что моя фигура приобретала совершенную форму песочных часов. А мои руки оставались соблазнительно открытыми, но это было к месту. Я протянула платье Мэри. ― Возьми зеленый бархатный пояс и бант от одного из маминых платьев. Я оберну этот пояс вокруг талии, а бант пришью на лифе. И принеси мне одну из ее зеленых бархатных лент для волос. Я надену ее на шею. Если отец станет возражать, я смогу честно ответить, если он спросит, что я ношу мамин зеленый бархат.
Мэри нахмурилась и пробормотала что-то, но сделала так, как я велела. Все было сделано, как я велела. Даже отец смирился, когда я отказалась идти в ОФЖК в пятницу, сказав, что слишком занята.
―Ладно, Эмили, завтра все должно быть как положено. Пропуск на этой неделе волонтерских обязанностей, конечно, понятен. Приятно видеть, как ты исполняешь обязанности хозяйки дома Вейлоров.
―Спасибо, отец. ― Я ответила ему теми же словами, что и много раз до этого, но не смягчила свой тон и не опустила голову. Напротив, я посмотрела ему прямо в глаза и добавила: ― И я не смогу поужинать с вами сегодня вечером. У меня слишком много дел, а времени слишком мало.
― Конечно, ну конечно. Будь уверена, что правильно распоряжаешься своим временем, Эмили.
― Не беспокойтесь, отец. Я уверена.
Кивнув самому себе, отец не заметил, что я вышла из комнаты прежде, чем он отпустил меня.
Восхитительной роскошью было приказать Джорджу принести поднос в мою гостиную в пятницу вечером. Я ела в совершенной гармонии, выпила небольшой бокал вина и пересчитала карточки с золотым тиснением ответов на приглашения - все двадцать приглашений были приняты.
Я положила карточку с ответом Симптонов на самый верх стопки.
Затем я улеглась на свою кушетку рядом, и пока не сгорели шесть свечей в подсвечнике, листала последний каталог Монтгомери Уорд. Впервые я поверила, что могу наслаждаться тем, что я - хозяйка дома Вейлоров.
* * *

Волнение не удержало меня от нервного головокружения, когда Карсон объявил в субботу вечером, что гости уже начали прибывать. Я бросила последний взгляд в зеркало, пока Мария повязывала бархатную ленту вокруг моей шеи.
―Вы так прекрасны, девочка, ― сказала мне Мария. ― Сегодня вы будете лучше всех.
Я приподняла подбородок и сказала своему отражению, прогоняя призрак моей матери.
―Да, буду.
Когда я дошла до лестничной площадки, отец стоял ко мне спиной. Он уже включился в оживленный разговор с мистером Пуллманом и мистером Райерсоном. Карсон открывал дверь для нескольких пар. Две женщины - одна, довольно пухленькая, в которой я узнала миссис Пуллман, и другая, выше нее и красивее - любовались большой центральной композицией из лилий, камыша и занавесей плюща, на которую я потратила столько часов. Я легко услышала их донесшиеся до меня, повысившиеся от удовольствия голоса.
― О, это так красиво и необычно, ― сказала миссис Пуллман..
Высокая женщина с одобрением кивнула.
― Какой прекрасный ход - использовать эти лилии. Они наполнили холл изысканным ароматом. Словно мы вошли в благоухающий сад внутри дома.
Я не двигалась. Мне хотелось испытать собственный момент наслаждения, поэтому я представила, всего на мгновение, что вернулась на скамейку в саду, укрытую ивой, окруженную темнотой, и сижу рядом с Артуром Симптоном. Я закрыла глаза, сделала глубокий вдох, наполняясь спокойствием, и тут поняла, что его голос доносится до меня, словно его принесла сила моего воображения.
― Вот и сама мисс Вейлор. Мама, я думаю, что композиция, которой ты любуешься - ее собственное произведение.
Я открыла глаза, чтобы посмотреть на Артура, стоявшего рядом с красивой женщиной, которую я не узнала. Я улыбнулась, произнесла:
― Добрый вечер, мистер Симптон, ― и начала спускаться по последнему пролету. Отец проскользнул мимо них и поспешил мне навстречу, двигаясь так быстро, что натужно сопел, когда предложил мне свою руку.
― Эмили, мне не верится, что ты познакомилась с матерью Артура, ― сказал отец, представив меня ей.
― Мисс Вейлор, вы даже прекрасней, чем описал мой сын, ― произнесла миссис Симптон. ― А эта центральная композиция впечатляет. ― Вы сами ее создали, как и предположил мой сын?
― Да, миссис Симптон, сама. И я польщена, что вы ею восхищаетесь. ― Я не смогла удержаться, чтобы не улыбнуться Артуру, пока говорила это. Его добрые глаза светились от его собственной улыбки - той, которая была мне уже знакома и становилась мне все дороже.
― А как вы узнали, что композицию создала Эмили? ― Я была ошеломлена грубым тоном отца, уверенная, что все окружающие могли расслышать в нем собственничество.
Сбитый с толку, Артур добродушно рассмеялся.
― Ну, я узнаю лилии-старгейзер из... - посреди своего объяснения он, должно быть, увидел ужас в моих глазах, потому что прервал его, преувеличенно закашлявшись.
― Сын, с тобой все в порядке? ― Его мать с беспокойством коснулась его руки.
Артур откашлялся и снова улыбнулся.
― О, все хорошо, мама. Просто першит в горле.
― Что это вы там говорили о цветах Эмили? ― Отец был похож на жирного старого пса с костью.
Артур не пропустил удара, но продолжил уже спокойней:
― А это цветы Эмили? Значит, моя догадка была удачной, потому что они сразу же напомнили мне о ней. Они тоже очень красивые и такие же милые.
― О, Артур, ты все чаще и чаще говоришь, как твой отец, каждый день. ― Мать Артура сжала его руку с явной любовью.
― Артур! О боже мой. Я надеялась, что ты будешь здесь. ― Камилла бросилась к нам, обогнав мать, хотя миссис Элкотт шла за дочерью по пятам так близко, что показалось, будто она вытолкнула ее вперед.
― Мисс Элкотт, ― Артур сухо и официально поклонился. ― Миссис Элкотт, добрый вечер. Я сопровождаю свою мать, так как мой отец все еще болен.
― Какое совпадение! Моя Камилла присоединилась ко мне в этот вечер, потому что мистеру Элкотту кажется, что его лихорадит. И, конечно, я так хотела быть здесь, чтобы поддержать Эмили на ее первом официальном ужине, в качестве хозяйки дома Вейлоров, что я не могла его пропустить, ― объяснила миссис Элкотт, медовым тоном, но ее болезненное выражение лица, когда она перевела взгляд с Артура на меня, опровергало ее слова. ― Хотя, к сожалению, у меня только дочери и нет такого любящего сына. Вы счастливая мать, миссис Симптон.
― О, я вполне согласна с вами, миссис Элкотт, ― с довольной улыбкой сказала мать Артура. ― Он – очень любящий и внимательный сын. Мы только что обсуждали, что именно он догадался, что эти прекрасные украшения были созданы самой мисс Вейлор.
― Эмили? Их сделала ты?
Слова Камиллы прозвучали с таким потрясением, что мне внезапно захотелось дать ей пощечину. Вместо этого я подняла подбородок и не стала смягчать свой голос и умалять свои достижения, как сделала бы мама.
― Привет, Камилла, какой сюрприз увидеть тебя здесь. И, да, я сделала эту композицию сама. Я также создала все украшения на обеденном столе и в отцовской библиотеке.
― Я горжусь тобой, дорогая, ― произнёс отец.
Я проигнорировал его, и обратив все свое внимание на Камиллу, очень строго сказала:
― Как и ты, и твоя мать могли видеть во время вашего последнего визита, я быстро учусь и узнаю, что такое – быть хозяйкой великого дома. ― Я не добавила остального, сказанного миссис Элкотт, что мой будущий муж будет доволен. Мне это не было нужно. Мне нужно было просто перевести свой взгляд с Камиллы на Артура, а затем вернуть ему его теплую, лучезарную улыбку.
― Да, именно так я и сказал. Я горжусь тобой. ― Отец снова протянул мне руку. Мне пришлось ее принять. Он кивнул на Симптонов и Элкоттов, сказав: ― А теперь мы должны поприветствовать остальных гостей. Эмили, я не вижу на столе шампанского.
― Потому, что сегодня я решила следовать меню Университетского Клуба. Джордж подаст амонтильядо вместо шампанского к первому блюду. Со свежими устрицами оно будет сочетаться гораздо лучше.
― Очень хорошо, очень хорошо. Пусть будет это амонтильядо, моя дорогая. О, я вижу, что пришел Айерс. Речь идет о постоянной коллекции произведений искусства - его индейских реликвий, в чем Банк будет очень заинтересован...
Я перестала слушать, однако позволила отцу увлечь меня за собой. Весь вечер, пока я играла роль хозяйки и леди дома Вейлоров, Артур Симптон наблюдал за мной, и каждый раз, когда мне удавалось украдкой на него взглянуть, наши глаза встречались. По его улыбке казалось, что он еще и оценивает меня.
Пока вечер продолжался, я поняла, что мужчины, как всегда, после ужина оставят нас и уединятся в отцовской библиотеке с бренди и сигарами. Женщины отправятся в мамину парадную гостиную, потягивать вино со льдом, поклевать поданных к чаю пирожных, и, разумеется, посплетничать. Меня пугало это разделение, не только потому, что рядом не будет Артура, а потому, что у меня не было опыта общения с дамами маминого возраста. Только Камилла была не старше меня более чем на десять лет. Я поняла, что мне придется выбирать. Я могу сесть рядом с Камиллой и болтать, как будто я не более чем обычная девушка, или и в самом деле попытаться быть хозяйкой дома Вейлоров. Я знала, что ко мне возможно, отнесутся снисходительно.
Там, в конце концов, присутствовали такие важные дамы, как миссис Райерсон, миссис Пуллман и миссис Айер, а я была всего лишь шестнадцатилетней девчонкой. Но, проводив дам в мамину гостиную и ощутив знакомый и успокаивающий аромат лилий, которые я так тщательно собирала в букеты, я сделала свой выбор. Я не стала отзывать Камиллу к подоконнику и цепляться за свое детство. Вместо этого я заняла мамино место на диване в центре комнаты, проследила, чтобы Мэри подлила дамам вина, и попыталась высоко держать подбородок и подумать о чем-нибудь умном, что можно было бы сказать, чтобы нарушить тишину.
Мать Артура стала моим спасением.
― Мисс Вейлор, меня заинтересовали эти необычные букеты, которые вы так красиво разместили во всех комнатах. Вы не поделитесь со мной своим вдохновением? ― спросила она с теплой улыбкой, которая так сильно напомнила мне о ее сыне.
― Да, дорогая. ― Я с изумлением услышала слова миссис Айер. ― Украшения действительно очаровательные. Вы должны поделиться с нами своим секретом.
― Моим вдохновением были наш сад и его сердце - фонтан. Мне хотелось принести в дом сегодня вечером аромат лилий, образ воды и мое любимое дерево - иву.
― Понятно! Камыши создают ощущение присутствия воды, ― сказала миссис Симптон.
―А вьющийся плющ оформлен так, что очень похож на листья ивы. ― Кивнула с заметным удовлетворением миссис Айер. ― Это была прекрасная идея.
― Эмили, я не знала, что ты так любишь сад. Я думала, что вы с Камиллой гораздо больше интересуетесь велосипедами и новейшими прическами девушек Гибсона, чем садоводством, ― явно снисходительным тоном сказала миссис Элкотт, чего я и боялась.
Мгновение я не говорила ничего. Тишина в комнате словно затаила дыхание, как будто сам дом ждал моего ответа. Была ли я девчонкой или женщиной?
Я выпрямила спину, подняла подбородок и свысока посмотрела на миссис Элкотт.
― Безусловно, миссис Элкотт, мне нравились велосипедные прогулки и прически девушек Гибсона, на тогда моя мать, ваша лучшая подруга, была хозяйкой Дома Вейлоров. Она умерла. Мне пришлось взять ее роль себе, и я поняла, что мои интересы должны стать менее детскими. ― Я услышала сочувственное кудахтание, а несколько женщин прошептали:
― Бедняжка. ― Это еще больше придало мне смелости, и я поняла, как можно обернуть высокомерие миссис Элкотт в свою пользу. Я продолжила:
― Знаю, что не могу даже надеяться стать такой же леди, какой была мама, но я решила делать все как можно лучше. Я надеюсь только, что мама смотрит на меня с гордостью. ―Я тихонько шмыгнула носом и промокнула уголки глаз своим кружевным платочком.
―Милая девочка. ― Погладила меня по плечу миссис Симптон. ― Как уже сказал твой отец, ты - гордость своей семьи. Мы с твоей матерью не были близко знакомы, но как мать, у которой есть собственные дочери, я могу с уверенностью сказать, что она гордилась бы тобой, конечно же, очень гордилась!
Затем все дамы по очереди утешали меня и уверяли в своем восхищении. Все, кроме миссис и мисс Элкотт. Камилла и ее мать мало разговаривали в течение вечера и ушли первыми из всех моих гостей.
Через час или около того, когда мужчины присоединились к своим дамам, беседа потекла в моей гостиной так же свободно, как бренди, видимо, тек в отцовской библиотеке. Наши гости желали нам доброй ночи, бурно расхваливая каждую деталь вечера.
Артур с матерью ушли последними.
―Мистер Вейлор, у меня уже давно не было такого приятного вечера, ― сказала миссис Симптон отцу, когда он ей поклонился. ― И я так ценю это, поскольку необычайно волнуюсь о здоровье моего мужа. Но ваша дочь была такой заботливой хозяйкой, так что я чувствую, как мои силы восстановились.
― Приятно слышать, приятно слышать, ― невнятно бормотал, слегка пошатываясь, отец, стоявший рядом со мной в холле.
― Мадам, пожалуйста, передайте мистеру Симптону мои пожелания скорейшего выздоровления, ― сказала я затаив дыхание и с надеждой ожидая ее ответа.
―Ты должна сама позвонить мистеру Симптону! -воскликнула мать Артура, в точности как я и хотела. ― Это стало бы для него таким приятным времяпровождением, особенно сейчас, когда он так скучает по нашим двум дочерям. Они обе замужем и остались в Нью-Йорке вместе с семьями своих мужей.
―Я с огромным удовольствием вам позвоню, ― сказала я, дотронувшись до руки отца, и добавила: ― Отец, как вам кажется, было бы хорошо навестить мистера и миссис Симптон, когда он будет чувствовать себя лучше?
―Да-да, конечно, ― небрежно кивнув, ответил отец.
―Замечательно. Тогда я пришлю Артура с нашим экипажем в понедельник после обеда.
―Артур? Экипаж? Я не... ― начал отец, но миссис Симтон перебила его, кивнув, словно она соглашалась со всем, что он собирался заявить. ― Мне тоже не нравится нынешнее увлечение молодых людей ездить повсюду на велосипеде. А эти шаровары, которые надевают девушки, просто отвратительны! ― Миссис Симптон перевела взгляд на сына. ―Артур, я знаю, ты тоже любитель велосипеда, но мы с мистером Вейлором настаиваем, что его дочь ездила более цивилизованным способом. Не так ли, мистер Вейлор?
―Разумеется, ― согласился отец. ― Велосипеды неприемлемы для дам.
― Вот именно! Поэтому Артур приедет за мисс Вейлор с экипажем в понедельник после обеда. Это отличное решение. Доброй ночи! ― Миссис Симптон взяла сына под руку. Артур официально поклонился отцу, пожелав ему доброй ночи. Когда он повернулся ко мне, его поклон был таким же официальным, но его взгляд встретился с моим, и он быстро мне подмигнул.
Как только дверь закрылась, я начала действовать. Я заметила, что отец пошатывается и невнятно бормочет. Мое сердце было слишком переполнено успехом вечера и явным вниманием, оказанным мне Артуром и его матерью. Я не хотела отцу давать ни единого шанса разрушить мое счастье своими алкогольным дыханием, тяжелыми руками и горящим взглядом.
―А теперь я пожелаю вам доброй ночи, отец, ― быстро сделав реверанс, произнесла я. ― Я должна убедиться, что сегодня все вернется к надлежащему порядку, а уже так поздно. Карсон! ― позвала я и издала глубокий вздох облегчения, увидев, что отцовский камердинер спешит в холл. ― Пожалуйста, проводите отца в его спальню.
Тут я повернулась, и целеустремленным, уверенным шагом вышла из комнаты.
И отец меня не окликнул!
Я была так опьянена победой, что я практически протанцевала в столовую, где, как я уже распорядилась, Джордж приводил все в порядок.
― Джордж, оставь цветочные украшения, ― велела я. ― Аромат действительно впечатляющий.
―Хорошо, мисс.
Мэри убирала в гостиной.
―Ты можете оставить все как есть. Лучше помоги мне выбраться из этого платья. Я устала.
―Хорошо, мисс, ― ее ответ был таким же.
Если бы вечер для меня действительно завершился, когда Мэри помогла мне надеть ночную рубашку, я бы написала, что это самый прекрасный вечер в моей жизни. К сожалению, я была слишком взволнована, чтобы спать - слишком возбуждена, даже для того, чтобы записать в дневнике события вечера. Меня притягивал комфорт любимого, знакомого сада и расслабляющее прикосновение темноты, которое приносило мне особенное ощущение покоя.
Я завернулась в свой ночной халат, надела шлепанцы и потихоньку быстро спустилась по широкой лестнице. Я слышала, как шумят на кухне слуги, но никто из них не видел, как я выскользнула из дома в сад.
Было поздно, очень поздно. В обычный день я бы не рискнула выйти на улицу в такое время, даже не смотря на то, что луна взошла более чем наполовину, а мои ноги знали дорогу. Моя ива ждала меня. Под ее темными занавесями я свернулась калачиком на мраморной скамье, глядя на фонтан, и поскольку каждое воспоминание было драгоценно, стала перебирать события вечера.
Мать Артура Симптона дала понять, что благоволит ко мне! Казалось даже, что она была в сговоре со своим сыном, и они вместе старались избежать собственнического неодобрения отца.
Мне хотелось вскочить, танцевать и смеяться от радости, но Артур преподал мне ценный урок. Я не собиралась никому, даже слугам открывать свое особенное место, поэтому я осталась тихо сидеть на скамейке, представляя себе, как танцую и радостно смеюсь у моей ивы, и пообещала себе, что однажды стану леди и хозяйкой собственного большого дома, а у моего господина и мужа будут добрые голубые глаза и теплая улыбка.
Как я уже писала, вспоминая этот вечер, я не верила, что мои действия приносили вред. Артур и его мать оказали мне особое внимание. Было ли неправильным то, что я хотела использовать их чувства, чтобы избежать ситуации, которую мне становилось все труднее и труднее выносить?
Нет. Это был тот ответ, к которому я пришла. Я буду добра к Артуру. Я буду ближе к его матери. Я не делаю ничего дурного, поощряя Симптонов.
Но я отвлеклась. Мне нужно продолжить рассказ об ужасных событиях, последовавших далее.
В тот вечер уютная тень моей ивы сотворила свою привычную магию. В голове перестали жужжать мысли, и я почувствовала, как ко мне подступает прекрасный сон. Почти как во сне, я медленно и расслабленно вышла из сада и направилась в темный, безмолвный дом. Дойдя до площадки второго этажа, я широко зевнула. Я прикрыла рот рукой, чтобы заглушить звук, и тут из неосвещенного коридора вышел отец.
― Что ты тут делаешь? ― Его слова были грубыми, а от него несло перегаром.
― Прежде чем идти спать, я хотела убедиться, что все привели в порядок. Все хорошо, так что спокойной ночи, отец. ― Я повернулась и попыталась продолжить свой путь вверх по лестнице, когда он схватил меня за руку.
― Ты должна выпить со мной. Помогает от истерики.
Я остановилась сразу же, как только он до меня дотронулся, боясь, что если начну ему сопротивляться, он только сильнее вцепится в мою руку.
― Отец, но у меня нет истерики. Я просто устала. Торжественный ужин утомил меня и мне нужно отоспаться.
Даже при тусклом свете на площадке я видела с какой силой его горящий взгляд упал на мой развязавшийся ночной халат и свободно спадавшие волосы.
― На тебе халат Алисы?
― Нет. Это мой халат, отец.
―Ты не надела ни одно из платьев матери сегодня вечером. ― Его рука сильнее сжала мое предплечье, и я знала, что завтра там появятся болезненные синяки.
― Я переделала одно из маминых платьев, чтобы оно подошло мне. Возможно, поэтому вы его не узнали, ― быстро сказала я, жалея, что была такой упрямой и что дала ему повод сосредоточить на мне свое внимание.
― Хотя ваши фигуры так похожи. ― Он рванулся ко мне, сократив пространство между нами, ставшее вязким от перегара и пота.
Паника придала моему голосу сил, и я сказала, более резко, чем любая из говоривших с ним женщин, которых я когда-либо слышала:
― Похожи, но не одинаковы! Я ваша дочь. Не ваша жена. Прошу вас помнить об этом, отец.
Он перестал приближаться ко мне и моргнул, словно не мог сконцентрировать на мне внимание. Я использовала его колебания, чтобы вырвать свою руку из его ослабевшей хватки.
― Что ты такое говоришь?
― Я говорю спокойной ночи, отец. ― И прежде чем он успел схватить меня снова, я повернулась, подобрала юбки и помчалась вверх по лестнице через две ступеньки. Я не остановилась, пока не закрыла дверь своей спальни и не прислонилась к ней. Мое дыхание было прерывистым, а сердце отчаянно билось. Я был уверена, совершенно уверена, что слышала сзади его тяжелые шаги, и стояла, дрожа, боясь пошевелиться, даже когда все звуки за дверью моей комнаты стихли.
Моя паника, наконец, прекратилась, и я легла в свою постель, натянув на себя покрывало, стараясь утихомирить свои мысли и снова обрести внутреннее спокойствие. Мои веки только начали опускаться, когда за дверью моей комнаты раздались тяжелые шаги. Я поглубже зарылась в свои простыни и широко открывшимися глазами смотрела, как медленно, бесшумно повернулась дверная ручка. Дверь приоткрылась, и я закрыла глаза, задержала дыхание и представила со всей силой своего воображения, что я снова свернулась клубочком под своей ивой, надежно укрытая ее уютной тенью.
Я знала, что он вошел в мою комнату. Я была в этом уверена. Я чувствовала его запах. Но я не двигалась, воображая, что полностью скрыта темнотой. Казалось, что прошло очень много времени, но я все же услышала, как закрылась моя дверь. Я открыла глаза, чтобы увидеть свою комнату пустой, хотя и пропахшей бренди, потом и моим страхом. Я поспешно вскочила с кровати. Босиком, я изо всех сил отодвинула и перетащила свой тяжелый комод к двери, закрыв вход.
И я так и не позволила себе заснуть, пока небо не окрасилось рассветом, и я не услышала, как начали возиться слуги.
* * *

Проснувшись в воскресенье, я сделала то, что могло бы стать моим утренним ритуалом: отодвинула комод от двери. Весь день я избегала отца. Я сказала Мэри, что волнение из-за праздничного ужина меня утомило, и что я бы хотела остаться в своей комнате и отдохнуть. Я была вполне убедительна, и Мэри не стала задавать мне вопросов. Она оставила меня одну, за что я была ей благодарна. Я спала и строила планы.
Я не сумасшедшая. Я не истеричка. Я не знаю точно, что именно вижу во взгляде отца, но знаю, что это нездоровое вожделение, и это только укрепляет мою решимость в ближайшее время покинуть дом Вейлоров.
Я подошла к зеркалу, сняла повседневное платье и стала изучать свое обнаженное тело, отмечая свои особенности. У меня высокая, упругая грудь, тонкая талия и пышные бедра без склонности к полноте. Мои волосы густые и спадают мне почти до талии. Как и у моей матери, их цвет необычный: темный, но с золотисто-рыжим оттенком. Мои губы полные. Мои глаза, опять же, как и мамины, без сомнения, яркие. Правильнее всего будет назвать их цвет изумрудным.
Совершенно без тщеславия и каких-либо эмоций я признала, что красива, даже красивей своей матери, а ее часто называли самой привлекательной женщиной города. Я также поняла, что, хотя это и мерзко, отец желал моего тела, моей красоты.
Мои разум и сердце все еще были наполнены Артуром Симптоном, но их наполняло еще и ощущение безысходности, которое меня пугало. Мне нужна была любовь Артура, не только потому, что он был красивым и добрым и занимал высокое положение в обществе. Мне нужна была любовь Артура, потому что это было для меня бегством. В понедельник я нанесу визит в его дом. Глядя в зеркало, я решила, что сделаю все, чтобы с ним обручиться.
Если я хочу спасти свою жизнь, он должен стать моим.
* * *

Вечером в воскресенье я ждала, что Мэри принесет мне поднос с ужином. Вместо этого в мою дверь постучался Карсон.
―Простите, мисс Вейлор. Ваш отец просит вас присоединиться к нему за ужином.
―Передайте отцу, что я все еще плохо себя чувствую, ― ответила я.
― Простите, мисс, но ваш отец приказал повару приготовить полезное для здоровья рагу. Он сказал, что либо вы придете в столовую, либо он будет ужинать с вами в вашей комнате.
Я ощутила жуткую слабость и мне пришлось сложить ладони вместе, чтобы не было видно, как они дрожат.
― Ну тогда ладно. Скажите отцу, что я присоединюсь к нему за ужином.
Когда я шла в столовую, мои ноги были как будто наполнены свинцом. Отец уже сидел на своем месте с разложенной воскресной газетой, поднося ко рту бокал красного вина. Он увидел, как я вошла в комнату.
― Эмили! Вот и ты. Джордж! ― крикнул он. ― Налей Эмили этого прекрасного вина. Оно и рагу нашего повара тут же помогут ей стать как огурчик.
Ничего не сказав, я села. Отец, казалось, не заметил моего молчания.
― Итак, ты конечно же, знаешь, что Колумбовская выставка открывается ровно через неделю, начиная с завтрашнего дня, первого мая. После успеха твоего вчерашнего торжественного ужина миссис Айер и миссис Бенрхэм очень тобой заинтересовались. Дамы пригласили тебя участвовать в торжественной церемонии открытия, кульминацией которой станет ужин в клубе университета.
Я удивленно уставилась на него, не в силах скрыть своего изумления. Университетский клуб был эксклюзивным и шикарным местом, и туда не приглашали молодых незамужних девушек. Там вообще редко позволялось быть дамам, а тех, кому позволялось, сопровождали их мужья.
― Ну, почему ты ничего не говоришь? Так и будешь сидеть с открытым ртом, словно рыба?
Я закрыла рот и приподняла подбородок. Он не был пьян, а трезвый отец был гораздо менее страшен.
― Я польщена их вниманием.
― Ну конечно. Ты будешь там. Так что ты должна тщательно обдумать, что наденешь. Сперва мы отправимся на Мидвэй, а затем в клуб. Тебе нужно выбрать одно из самых изысканных платьев твоей матери, а не какое-нибудь в упадочном стиле, совершенно неуместное на церемонии открытия.
Одна крохотная мысль молнией сверкнула в моем сердце, и я мрачно кивнула.
― Да,отец. Я согласна, что платье очень важно. Когда я завтра позвоню миссис Симптон, я попрошу ее помочь мне с выбором, а возможно, даже и с перешиванием. Миссис Симптон - леди с безупречным вкусом, и я уверена, что она…
Он махнул рукой, перебив меня:
― Я уже велел Карсону отправить записку портнихе твоей матери, чтобы она пришла к нам завтра. У тебя нет времени на эти глупости. Я отправил Симптонам твои извинения и заверил их, что им нет необходимости присылать за тобой своего сына. Вместо этого я хочу пригласить мистера Симптона после ужина в понедельник на бренди, чтобы обсудить деловые вопросы. Из-за этой подагры его слишком долго не было на заседаниях совета. Если Симптон не идет к правлению, председатель правления пойдет к Симптону.
― Что? ― Я прижала пальцы ко лбу, пытаясь унять пульсацию в висках. ― Вы отменили мой визит в дом Симптонов? Зачем вы это сделали?
Жесткий взгляд отца встретился с моим.
― Ты плохо себя чувствовала весь день, прячась в своей комнате. Слишком много волнений плохо влияют на твое состояние, Эмили. Ты будешь оставаться дома всю следующую неделю, чтобы быть в прядке к следующему понедельнику и университетскому клубу.
― Отец, я просто устала из-за приема. Завтра все будет в порядке. Я уже чувствую себя гораздо лучше.
― Возможно, если бы ты раньше почувствовала себя намного лучше, я бы поверил твоим словам, но сейчас я считаю, что этот визит будет лучше отложить до следующего понедельника. Я ясно выразился, Эмили?
Я я посмотрела на него, мысленно вложив в свой взгляд всю глубину своего отвращения.
― Да, вы выразились ясно. ― Мой голос был словно камень.
Улыбка отца была самодовольной и жестокой.
― Прекрасно. Даже твоя мать подчинялась моей воле.
― Да, отец, я знаю. ― Мне следовало бы остановиться, но мой гнев позволил этим словам вылететь. ― Но я не моя мать, и не имею никакого желания становиться ею.
― Ты не смогла бы добиться в жизни ничего лучше, чем стать, такой, как твоя мать.
Я позволила растекавшемуся внутри меня холоду отразиться в моем голосе:
― Вы когда-нибудь задумывались, отец, что сказала бы мама, если бы могла сейчас нас увидеть?
Его глаза сузились.
― Твоя мать никогда не покидает моих мыслей.
Тут Джордж начал подавать рагу, и отец аккуратно сменил тему, погрузившись в монолог о нелепых расходах на выставку: таких, как доставка на Мидуэй целого племени африканских пигмеев, а я сидела молча, планируя, раздумывая, замышляя, и прежде всего, его ненавидя.



[1] Старгейзер - сорт лилий из группы восточные гибриды, малиново-красный с белым крапом и каймой, имеет сильный аромат, часто используется для составления букетов и цветочных композиций.– Примеч.пер.

За перевод большое спасибо Kaia, Kithara и Jersi

Корректировка: _Anastasiya_ 

Копирование запрещено!

Комментарии оставили: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:
Категории раздела
Зарубежные авторы [456]
Отечественные авторы [16]
Книги на английском языке [10]
Любимые книги героев серии "Дом Ночи" [19]
Переводы [45]
Follow me
Конкурсы
скоро...

Мини-чат
* Ccылки на посторонние ресурсы сторого запрещены!!!
* Финальная книга "Искупленная (Redeemed)" на русском языке выйдет в 2015 году.
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0


Зарег. на сайте
Всего: 16135
Новых за месяц: 1
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0
Из них
Администраторов: 2
Супер-модераторов: 1
Модераторов: 2
VIP: 15
Переводчиков: 1
Творцов: 1
Проверенных: 1891
Недолеток: 14222
Из них
Парней: 4230
Девушек: 11904
Поиск
House of Night Top
Рейтинг вампирских сайтов РуНета
Наш опрос
Ваша любимая пара?
Всего ответов: 3671
Дом Ночи ☾ Design by Barmaglot ☾ Гостевая книгаИспользуются технологии uCoz
При копироавнии материалов сайта активная ссылка на источник обязательна! Сайт является некоммерческим проектом. Все права принадлежат авторам - Ф.К. и Кристин Каст.
Материалы, представленные на сайте, предназначены только для ознакомления.
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг вампирских сайтов РуНета


Вверх